/ Главная / Статьи / Статья Татьяны Соловьевой «Ослепительный миг» в газете «Витебский Проспект», № 42 (436) от 21.10.2010 г. /
Статьи об
Олеге Прусове
◄◄ назад | К оглавлению | далее ►►

Ослепительный миг

Имя Олега Прусова (1970-1996 гг.) хорошо запомнилось многим витеблянам после серии выставок творческого дуэта «Убикус» в Витебске в начале 1990-х гг. Позднее яркие, продуманные до мелочей выставки объединения «Убикус» прошли в Минске, Полоцке, Витебске, Москве.

Олег Прусов после окончания Минского Художественного училища им. Глебова учился в Белорусской государственной академии искусств. Но не окончил вуз. Вернулся в Витебск — работать. Мо­жет быть, чувствовал, что у него нет времени...

Работы союза «Убикус», состоящего из двух художников — Олега Прусова и Виктора Лосьминского, совершенно разных, но объединенных максималистским отношением к искусству как к высочайшей форме существования — выделялись мастерством, стилем. От всего происходившего тогда в двух выставочных залах над Витьбой (выставки проходили в Арт-центре Марка Шагала) веял свежий ветер, наполненный талантом, смелостью, экспериментом. У молодых авторов ощущался громадный творческий потенциал.

Олег очень рано состоялся как художник — обрёл свою манеру, стиль. Его приемы — деформация предметов, силуэтов — придавали работам драматизм, театральность. Он мог выразить иронию или грусть в натюрморте, например, в чашке или кофейнике, передать эмоции в обыденных предметах — кувшинах, подсвечниках, стульях.

Критики писали: «Прусов буквально ворвался в художественное пространство Витебска — стремительно, неожиданно, эффектно», искусствоведы высоко оценили его «пространственное мышление и блестящие колористические решения». «С натюрмортами Олега Прусова в белорусское искусство пришло «остроумие», — писала белорусский искусствовед Лариса Михневич. — Не шутка или юмор, а блеск наблюдения за формой и цветом, сложностью ассоциаций, синтез факта и фантазии».

Далеко не положительными, а причудливыми или комичными видятся герои живописных работ Прусова, они не открыты и неоднозначны, в создании образов автор часто использовал гротеск. Олег управлял человеческой пластикой с помощью кисти; трансформируя формы, моделировал ситуации, сюжеты картин. И работы превращались в рассказы, притчи.

Графика Олега по сей день представляет огромный интерес для искусствоведов. Своим философизмом, изяществом и лиризмом линий, мощным энергетическим зарядом графика Прусова заставляет ДУМАТЬ, и в то же время воспринимается легко, как светлая моцартовская мелодия, как «Соната для флейты с марионеткой» (название одной из работ). Творчество Олега — целый мир историй, притч — о Морском ветре, Продавце зимних туманов, об Ангелах и Лицедее, Влюбленных и Королях. Все они запечатлены в один из моментов своей непростой судьбы, домыслить которую предложено зрителю.

Иносказательность образов и сложность названий работ («Белый натюрморт», 1994 г., «Победитель настурций», 1994 г., «День рыжей синицы», 1990 г., «Третий источник света», 1991 г. и др.) объясняет то, что Олег стал писать стихи. На выставках Олег представлял свои литературные опыты в виде аннотаций к работам. В стихах и рассказах Олег раскрылся как поэт, мыслитель, интеллектуал, обладающий даром слова. Как настоящий художник, Олег необычайно откровенен, обнажен и беззащитен в своих художественных и литературных произведениях. Как чутко и образно воспринимал он жизнь! Его стихотворные образы перекликаются с живописными и графическими. Живопись, графика и стихи Олега удивляют драматизмом человеческих отношений, неожиданным для его молодости.

Последние посмертные выставки Олега Прусова состоялись в 1996 г. в Витебске, Полоцке и Новополоцке. В 2000 году выходил ещё рекламный календарь фирмы «Белвест» с графикой Олега. С тех пор музеи и выставочные залы о нем забыли. Друзья в 1997 году небольшим тиражом издали книгу его избранных сочинений «Проза, стихотворения, поэтические миниатюры, притчи». Олег Прусов оставил более двухсот живописных и графических работ, некоторые из них разошлись по частным коллекциям.

13 июля 2010 года Олегу исполнилось бы 40 лет. Друзья вспоминают о нем трогательно, с нежностью и болью. Его ранний уход стал для всех потрясением, хотя все знали, что он тяжело болел. То, чему Олег посвятил свою трагически короткую, как ослепительный миг, жизнь, — его картины — хранятся дома у его близких. Мир Олега жив — яркий и красочный, он наполнен добротой, любовью, размышлениями о вечном.

Татьяна СОЛОВЬЁВА

Перейти к оригиналу статьи


◄◄ назад | К оглавлению | далее ►►